Коза — корова бедняков. Козу принято называть «коровой бедняков», это остроумно, но едва ли вполне справедливо, так как молоко ее имеет огромное значение для питания детей вообще, а разносторонняя производительность делает разведение ее одинаково выгодным для всякого хозяина.

Французы справедливо восстают против названия козы «коровой бедняков», называя ее коровой слабых и больных («La laitiere des delicats», J.Crepin).

Такое название у наших козоводов вызовет лишь саркастическую усмешку, поскольку заготовка корма, пастьба и уход за козьим стадом — дело, доступное далеко не каждому слабому или больному, да еще и при условии, что кроме козоводства имеется много других забот. «А попробуй, пропусти хотя бы одну дойку!» — скажут они, возмущенные приводимыми автором словами насчет слабых и больных и будут целиком и полностью правы, поскольку соблюдение строгой регулярности доения, кормления и пастьбы в козоводстве — главное. Одна пропущенная дойка в период наивысшей молочности может быть и не вызовет воспаления вымени, но существенно снизит удои стада в лучшем случае на несколько дней, а если такое делается систематически — удои уменьшатся, скажем, от шести до полутора литров в день, причем как-либо повысить молочность будет уже очень сложно.

Здесь, несколько поразмыслив, можно прийти к заключению, что французы вкладывали в слова «корова слабых и больных» совсем другой смысл: благодаря козе слабые и больные становятся сильными и здоровыми. Все становится на свои места, если вспомнить о роли козьего молока в оздоровительном деле на швейцарских курортах, а также на французском юге.

Позже в Германии козу стали называть «пролетарской коровой», поскольку во время Первой мировой войны и в последующие трудные годы многие рабочие семьи могли выжить лишь благодаря козам.

Здесь отечественные козоводы уже хорошо поймут немцев. Но в нашей стране зааненскую козу привыкли называть по-другому — «сталинской коровой», поскольку всем памятна роль козы в годы послереволюционного продовольственного кризиса, а также во время и после Великой Отечественной Войны, когда содержание коров было невозможным.
Стоит подчеркнуть, что «наши зааненские», которые выручали нас в это время, происходили именно от тех коз, которых князь С. П. Урусов завозил в Россию с 1905 по 1914 г.
В начале 90-х «зааненскую» козу у нас стали называть «павловско-гайдаровской коровой»…

Это говорит о том, что в нашей стране коза не является достоянием какой-либо узкой прослойки населения, как например евреев, бедняков, слабых, больных или даже пролетариев, а выручает все без исключения слои населения нашей Родины во время тяжелых испытаний.

[Пред. страница]
[Содержание главы]
[След. Страница]