Продолжала разбирать свои архивы, вернее завалы, потому что с прошлого века не выбрасывалось ни одной бумаги, касающейся коз. Компьютера ведь не было, все складывалось в большие коробки и выносилось на чердак. Открыв очередную коробку, нашла стопку американских журналов «Dairy Goat», а в одном из них — статью Харви Консидайна, в которой он описывает свой визит к нам, в Петербург.

Наш знаменитый гость приезжал вместе с женой Элайн и делился своим огромным опытом, а стаж его в козоводстве более 50 лет! Один из самых уважаемых козоводов в США, его называют «Мистер Молочная Коза» и он гордится этим званием.
Харви Консидайн — первый, увиденный нами, профессиональный козовод, и встреча с ним в дальнейшем повлияла на судьбу некоторых из нас – в последствии они стали серьезными козоводами.

Статья была напечатана в журнале «Dairy Goat», Jan.-Feb.97.

Визит в Санкт-Петербург

Мы покинули Москву ранним утром во вторник в компании с Анатолием Терзи – переводчиком и сотрудником Винрока, а также тремя специалистами по домашним животным из США. Анатолий, как заботливая наседка с выводком цыплят, возился с нами пока мы пересаживались на самолет компании ТрансАэро, который должен был доставить нас в Санкт-Петербург. Наши специалисты теперь вздохнули с облегчением, вспоминая как им пришлось таскать свой багаж, когда они летели самолетом Аэрофлота. На сей раз багаж был взвешен, пересчитан и Анатолий только доплатил за превышение нормы.
Контрольный пункт, через который необходимо было пройти, оказался неудобным, а кресел практически не было, и всем пришлось просто ждать стоя. Наш самолет оказался американским Боингом 737. В салоне Анатолий побеспокоился, чтобы мое место было с краю и я смог вытянуть свою больную ногу. Полет длился чуть более часа, но нам предложили завтрак – небольшой бутерброд, немного картофельного салата, булочку и апельсиновый сок или кофе. Когда же я попросил молока, стюардесса с улыбкой налила мне того же, который предназначался для кофе. На вкус оно было не очень.

Наше приземление происходило совершенно особенно. Очевидно пилотируемый новичком, самолет сначала коснулся земли одним колесом, потом другим и, наконец, встал на оба. Анатолий стал уверять нас, что такое с ним случается первый раз и не является нормой. В аэропорту нас встречало около полудюжины улыбающихся людей – местных фермеров. Элайн и мне преподнесли прекрасные темно-красные пионы, а наш багаж в то время погрузили на тележку. Встречающие заранее побеспокоились о моей ноге, поэтому нам было предоставлено две машины навыбор. Наши же хозяева вместе с багажом погрузились на нечто похожее на джип.

Визит в Санкт-Петербург
Харви Консидайн, Элайн Консидайн, Владимир Ломаков, Роман Латык, Людмила Волкова в аэропорту.

До гостиницы добирались недолго и нам предложили отдохнуть с дороги, чтобы затем отправиться в гости к одному из наших местных хозяев Роману Латыку – ветеринару и большому любителю коз. Нас также познакомили с новым переводчиком Игорем Игнатьевым – спокойным человеком с отличным английским. Он профессиональный переводчик и, в частности, перевел путеводитель по Петербургу. Мне он очень понравился. Именно он вместе с Романом встречал нас в 6 часов вечера для поездки в гости.

После прекрасного отдыха все мы встретились в назначенном месте и поехали. Это была запоминающаяся поездка! Впервые в жизни Элайн была напугана до смерти. Роман, невысокого роста, грудь колесом, — оказался большим любителем поговорить. Он не только пространно говорил, но при этом и яростно жестикулировал, почему-то полагая, что должен обязательно смотреть собеседнику в лицо. Роман вел машину, а Игорь, к которому он постоянно обращался, чтобы тот перевел, сидел на заднем сиденье. В результате мы мчались по городу с водителем, смотрящим назад. Слава богу все обошлось, но даже Игорю было явно не по себе.

Во все мое путешествие по России меня поражали строгого, я бы сказал сурового вида однообразные многоквартирные дома. Обычно от 10 до 15 этажей высотой, эти дома были бесчисленны в больших городах, изредка попадались в одиночку или группами в сельской местности. И всегда поблизости находилось небольшое укрытие для ожидания общественного транспорта – автобуса или троллейбуса. Я всегда хотел узнать – как там в этих домах, и тут выяснилось, что Роман как раз и живет в одном из таких. Кстати, должен сообщить читателям, что Роман вовсе не простой русский, а настоящий украинец. К тому же он не только ветеринар, но и землеустроитель. К примеру, он выделил себе участок 4 с половиной акра и надеется в скором времени что-нибудь соорудить на нем.

Но вернемся к нему в квартиру, одну из многих в районе, который Игорь назвал «спальным». Роман въехал куда-то, что можно назвать двором, размером этак акра 2 и окруженном такими же высокими домами. В середине двора росло немного маленьких деревьев и стояло несколько приспособлений для детских игр. В конце двора находилось невысокое здание, как объяснили – школа. Во дворе была небольшая стоянка, но Роман не удовольствовался ею, а просто переехал поребрик и остановился на жиденьком газончике.

Оказывая всяческие знаки внимания, он проводил нас через подъезд, который явно нуждался в санитарной обработке, к себе в жилище. Это конечно что-то! Надо обладать большими архитектурными способностями, чтобы умудриться впихнуть кухню, со всем ее оборудованием, да еще и кладовку в столь маленькое пространство. Меня спросили не желаю ли я помыть руки и, получив утвердительный ответ, проводили на эту самую кухню и указали на раковину размером что-то порядка 20 квадратных дюймов. А вся-то кухня была размером около 9 кв. футов и там стояли: крошечная плита, холодильник, раковина, стол и кухонный гарнитур. Большая комната была немногим больше, наверное, 10 кв.футов, со столом, двумя стульями и еще какими-то сиденьями. Элайн и мне предложили сесть на стулья, как почетным гостям, другим же достались табуретки. Среди гостей была Людмила Волкова. Она живет поблизости и тоже разводит коз. Это она вырастила те замечательные цветы, преподнесенные нам в аэропорту.

Стол имел превосходный вид, и я даже попросил разрешения сфотографировать эту красоту. Никогда еще мне не доводилось видеть таких прекрасных бутербродов из булки с маслом, поблескивающими икринками и украшенными оливками. На другой тарелке лежали бутерброды из черного хлеба, покрытого козьим сыром, кусочком колбасы на одном конце, вареным яйцом на другом и листиком сельдерея посредине. Ко всему этому было предложено шампанское или пиво навыбор. Как и подобает случаю, были произнесены тосты. С русской стороны — Романом, с нашей – мной. К тому времени подоспели пирожки и невыразимое количество пельменей, которые подавались с соусом, испробованным нами уже у Алекса Бодрова. Несмотря на все мои протесты, гостеприимный Роман потчевал меня пельменями пока я совершенно не объелся. Это обстоятельство избавило меня от десерта – козьего творога.

Тем временем Роман продолжал говорить, так что бедный Игорь вероятно имел большие проблемы с едой. Единственно что ему удалось – так это насладиться шампанским, от которого мы отказались – и он выпил не менее половины бутылки. Я и сейчас надеюсь, что все что он после этого перевел, соответствует истине…

После хорошего ночного отдыха в гостинице нам предложили завтрак – хлеб, масло, варенье, сыр, нарезанное кусочками холодное мясо, салаты из свеклы, огурцов, картошки, капусты, разнообразные каши, вареные яйца, блинчики, кофе, чай, горячее молоко и напитки. Вобщем еды было много, но все это не вполне соответствовало моему представлению о завтраке. В итоге я выбрал овсянку и блинчики с вареньем и маслом. Теплое молоко было невкусным. А напитки, кажется, были сделаны на сырой невской воде. Наконец мы покончили с едой, тут подъехал наш разговорчивый Роман, а следом за ним появился Игорь, и мы отправились на наше первое в тот день посещение.

Это было небольшое местечко, где когда-то жили финны. Здесь нас встретила семья Владимира Ломакова – жена Любовь и три их сына – Илья, Владимир и Николай. Их стадо насчитывало порядка дюжины коз и почти все они были белыми. Нас тепло поприветствовали и пригласили в дом. На столе стояла большая кастрюля супа, и нам сказали: «Сначала мы едим». Супом оказалась окрошка. Мы немного ее поели и нам подали вареную картошку с жареной свининой. На десерт было что-то похожее на пряник и приятный фруктовый напиток.

После еды мы отправились осматривать коз. Среди них были 4 особенных, обращающих на себя внимание, и я неспеша объяснил каждую деталь этой породы. Игорь переводил отлично, но споткнулся на слове, обозначавшем «честь фирмы», сказав что в России к нему еще не привыкли. На что я заметил, что надо бы. Козы были маловаты – ростом 28 дюймов и весом 120 фунтов, но, как нам сказали, дают много молока. Меня попросили оценить коз по американским стандартам. Получилось порядка 85 баллов.

Тут начался дождь, Роман заторопил нас, поэтому мы сделали несколько снимков и отбыли. Следующим местом нашего посещения была Людмила Волкова, именно она приложила основные усилия по приглашению нас в Санкт-Петербург, поэтому была очень заинтересована нашим мнением. У нее оказалось около 12 коз и очень хороший козел, которого мы оценили на 88 баллов. Я не выяснял его родословную, но по всему было видно, что это породистый козел. Потом нам показали годовалую козу с выменем полным молока. Игорь с трудом объяснил, что она еще не рожала, не покрыта, поэтому ее молоко вызывает беспокойство. Это обстоятельство разделило местных козоводов на два лагеря. Одни, ведомые Любовью Ломаковой, утверждали, что ее надо доить. Другие, возглавляемые Романом, — что нет. Поэтому все с нетерпением хотели узнать мое мнение. После осмотра я пришел к заключению, что ее следует подоить для снятия напряженности в вымени и поступать так же, если она будет давать молоко и впредь.

Роман был страшно огорчен, но хозяйка стала доить козу и надоила полный подойник. Вымя втянулось и приняло нормальный вид. Когда, в итоге, я оценил козу на 88 баллов, Роман совершенно расстроился и воскликнул: «Но на нее же нет документов!» (Поясню, он считал, что в округе вообще нет хороших породистых коз).

Вывели еще двух годовалых зааненских козочек. Одна из них сильно напоминала только что осмотренную. Хозяйка улыбнулась – ведь они были двойняшками. Обе заслужили оценки в 88 баллов и хозяйка осталась весьма довольна. Кажется их отцом был так понравившийся мне козел.

К тому времени день перевалил далеко за полдень и мы должны были возвращаться. По дороге Роман объяснил почему он возражал против дойки козочки – по принятым в России обычаям не следует доить козу ранее двухлетнего возраста. Однако мой опыт и опыт козоводов в США показывает, что при правильном питании и уходе, дойка нерожавших молодых козочек не приносит никакого вреда.

Дорога была долгой и Игорь стал рассказыватьнам анекдоты. Вот один, который я запомнил. После высадки американских астронавтов на Луну, тогдашний русский лидер Брежнев сильно огорчился и решил во что бы то ни стало обогнать Америку. Он вызвал русских космонавтов и сказал: «Если американцы высадились на Луну, то мы должны сесть на Солнце!». «Что Вы, Леонид Ильич, мы же сгорим!» — испугались космонавты. «Не считайте меня дураком», — заявил Брежнев, — «Мы отправим вас в полет ночью»…

На следующий день, в пятницу, мы как обычно в 10 утра отправились в путь. На сей раз Роман, очевидно зауважав меня (т.к. понял, что я не поддержу его мысли, если сочту, что они неверны), сменил тактику. Решил заранее давать оценку животным, которых мы еще только собирались посмотреть. Он что-то долго говорил Игорю, который перевел: «Что касается козла, которого Вы сейчас увидите, то его возраст точно не известен, но наверное ему года три. Похоже, предыдущий хозяин плохо с ним обращался, поэтому он маловат. Он большой бабник и очень не любит, когда коза не позволяет ему добиться своего. Тогда он просто впадает в ярость. За такой нрав его назвали Гоблин.

Мы заехали в узкую грязную аллею и остановились около загона, в котором было 6 или 7 коз. Так как хозяина поблизости не было, соседи ушли куда-то на задние дворы и привели знаменитого Гоблина. Им оказался небольшой козлик, который не потянул и на 70 баллов. Мне сразу стала ясна его бесполезность для молочного козоводства. Роман в очередной раз приуныл, но согласился.

По дороге в следующее место Роман представил нам другое животное: «Это хорошая коза, дающая по шесть фунтов молока в день. У нее большие соски, которые очень трудно доить. Неплохо бы, когда она забеременеет и не будет давать молока, сделать ей операцию на сосках».

Мы въехали в небольшую деревеньку. Проехали мимо стайки играющих ребятишек и заброшенной финской церкви и остановились возле аккуратненького садика. Появилась молодая женщина и вывела белую с черным козу. Во всех отношениях, кроме вымени, это была отличная коза. Вымя было слабое с длинными сосками. Постепенно у меня сложилось мнение о необходимости улучшения русских цветных коз.

Мы отправились дальше. «На сей раз Вы увидите потомков Гоблина и измените свое мнение», — говорит Роман. По дороге пришлось проехать мимо свалки мусора, на которой ковырялись отталкивающего вида люди, очевидно в поисках чего-либо полезного или съестного для себя. Невдалеке виднелись грубо сколоченные будки, в которых они, по всей видимости, жили. Игорь не высказал в их адрес никакого сожаления, назвав их бомжами или тем, что мы у себя называем «хиппи».

Местность, по которой мы ехали, была низменная и дорожка к дому была выложена старыми радиаторами парового отопления, чтобы уберечься от грязи. Загон для скота окружала дренажная канава в один фут глубиной для осушения. Площадь загона составляла около 12 кв.футов. Первой нам показали козу весом фунтов 50. Ее вымя было размером со средний апельсин, а соски достигали 1,5 дюймов в диаметре. «Гоблин?», — улыбаясь спросил я. «Как Вы догадались?», — изумился Роман. «Ну совсем как ее отец», — ответил я, — «такая же маленькая с неразвитым выменем и слабыми сосками. Все как я и предполагал».

Следующая коза была белая, средних размеров и с рогами. Меня удивил размер ее ушей, на что получил ответ, что такие уши встречаются у коз, разводимых в Чехословакии. Потом привели пару козлят,и коза занялась ими. Я узнал их возраст, взвесил и посмотрел на их мордочки. «Опять Гоблин?», — поинтересовался я. «Да», — был ответ. «Но как Вы узнаете?». Я объяснил, что такие месячные козлята должны весить , по меньшей мере, 18 фунтов, а не 11, как эти. Да и маленькие головки выдавали их родителя. Нас пригласили в дом, где был накрыт стол с чаем и шоколадными конфетами. Но сначала Элайн заметила прялку.. «Это первая настоящая русская прялка,которую я вижу», — воскликнула она. Усевшись за нее, она начала прясть. Любезная хозяйка дома принесла пук собачьей шерсти, в которой мы узнали зимнюю шубу афганской борзой, которая, коротко остриженная, встретила нас во дворе. У Элайн здорово получалось прясть. Тут наши русские хозяева о чем-то взволнованно заговорили, а Игорь перевел: «Они предлагают прялку Вам в подарок на память». О эти замечательные русские. Элайн старалась объяснить, что это слишком дорогой подарок, тогда хозяйка преподнесла свою поделку – вазу, сделанную из старого стеклянного кувшина, украшенную разными сухими травами, семенами, а по форме напоминающую птицу. Вещь была совершенно уникальной и прекрасной. Мы же недоумевали, почему они так щедры.

Выпив чаю, мы отправились дальше. Игорь был занят переводом очередного рассказа Романа. «Он очень настаивает, чтобы Вы посмотрели коз, являющихся потомками козла, привезенного из Германии. Итак, мы приехали на место, где находилось 6 или 8 коз, принадлежащих Роману. Здесь загон был большой – 40 кв.футов, ухоженный. Роман сразу же подхватил на руки молоденькую козочку и стал ее целовать и ласкать, из чего я сделал вывод, что это одна из его любимиц. Беглый взгляд свидетельствовал о совершенно другой породе. Игорь подтвердил, что Роман считает ее идеальной. Мы обсудили достоинства коз и засобирались в обратную дорогу. День был на исходе.

В пятницу должен был быть семинар в местной школе, куда собирались все местные козоводы. Он начинался в 12 часов, поэтому мы выехали в 10-30. По дороге Роман заскакивал чуть ли не в каждый магазин, попадавшийся нам на пути. Он накупил чаю, печенья, конфет. Мы же больше смотрели по сторонам, правда, я купил баночку шоколадного молока не высшего, но приемлемого качества.

Школа была закрыта на каникулы, но часть персонала оставалась в ней. В классе женского труда был установлен проектор. Сам класс был украшен работами школьников. Первой, кого мы встретили, была корреспондент радио. Она попросила интервью, а Игорь любезно согласился помочь. Она задала много вопросов: зачем мы здесь, нравится ли нам в России, как нас принимают и много ли ли денег мы получаем, разводя коз. Я постарался ответить как можно полнее и мы отправились на семинар. Там я показал слайды и рассказал о достоинствах и недостатках различных пород. По ряду реплик Романа я понял, что наши беседы не прошли для него даром.

На семинаре.
На семинаре. Слева-направо: Игорь Игнатьев, Владимир Ломаков, Элайн Консидайн, Екатерина Моисеева, Людмила Волкова, Харви Консидайн, Людмила Михайлова, Татьяна Казанцева, Роман Латык, Марина Бахвалова.

Следующие два дня мы посвятили осмотру достопримечательностей Петербурга. Здесь я хочу выразить большую благодарность организаторам нашей поездки, а также Игорю, который является уроженцем Петербурга и отлично знает город. Я нашел, что все дворцы, храмы, музеи города можно поставить в один ряд с семью чудесами света. Первым делом мы побывали в Эрмитаже, о размерах которого я даже не предполагал. Основанный Екатериной П более 200 лет назад, он так огромен, что потребуется много часов, чтобы осмотреть все его залы. Элайн больше всего хотела посмотреть картины Рембранта. Там мы особое внимание обратили на картины «Авраам на пути в Канаан» и «Адам и Ева в раю», где художник с большой любовью изобразил среди прочего коз. Я хотел сделать несколько снимков, но это оказалось запрещено. Далее мы побывали в Петродворце, Исаакиевском соборе и ряде других музеев и дворцов города. Мне трудно описать всю красоту увиденного. Довелось нам побывать и на службе в Православном храме – убранство его и церковное пение великолепны.

Подытожив свои заметки, хочу надеяться на то, что наша скромная помощь принесла пользу тем, с кем нам довелось встречаться и хочу выразить большую благодарность всем, кто принял участие в организации и проведении нашего путешествия.

В Петродворце
В Петродворце