Первого мая 2003 года на своей машине приехал сын с семьей и заявил, что завтра поедем за козлом. Я сразу позвонила на ферму, узнать, как чувствует себя «мой» козлик и предупредить, что завтра будем. О покупке загодя договорилась. Утром выехали, вечером приехали. Хозяйка ответила на все вопросы, все показала – и коз, и ферму.

В ближайшем загоне козы покашливали, да и из дальнего слышалось то же самое. Хозяйка объяснила это тем, что козы простудились. Я тогда самонадеянно подумала, что легкая простуда лечится очень быстро, максимум за три дня натертым чесноком и соком красной столовой свеклы. Если бы знать, что это не легкая простуда…
Привезли мы козлика домой. По счастливой случайности он родился в один день с козликами одной из моих коз, 25 февраля. Только новенький был из двойневого помета, а мои из тройневого. По разуму такой же, но худее. У него шикарная челка и грива от затылка до хвоста, а у моих одна-две завитушки, гривы же вообще нет. Однако какие-то странные были глаза у новенького, каких у моих козликов я никогда не видела. Хозяйка сказала, что его отца зовут Кинг, стало быть, и его сынка нужно назвать так же. Я давно хотела купить нового производителя именно на этой ферме и назвать его Степашкой, и уже успела привыкнуть к этой кличке, но пусть будет Кинг-Степашка.

В машине, пока везли, козлик кашлял, а дома выяснилось, что у него еще и насморк. Пока изолировали малыша, поселила его в крольчатнике. Дала ему сена, овса, поставила воды, но ел он только сено и то брал в рот по листику и медленно жевал. Поднесла ко рту соску с молоком – выплевывает, от меня шарахается и молчит, ни звука. На вторые сутки к вечеру было все то же, и я решила, что козленок при таком отношении к еде и загнуться может. Сунула его мордочку под вымя старшей козы. Если ее обнимать и целовать в лоб, да еще приговаривать «умница, дочка..», она согласится кормить чужого козленка. Уже проверено!
Но случилось неожиданное, Степашка с голодухи прокусил Сильве сосок, который потом загноился, и доля вымени перестала доиться, мало того, с катетером разнесли инфекцию по всей доле, ее раздуло. Козу пришлось прирезать. Как же накормить несчастного козленка? Взяла соску, в ней дырочка маленькая – не сосет, расширила ее – захлебывается. Если кое-как удавалось выпоить за раз стакан молока, я была счастлива. Но что это за корма, если козленку уже 2,5 месяца.

Вывела стадо на пастбище, взяла и козлика. Уже на второй день, глядя на моих козлят, он научился щипать траву. Один не ел ржаные и пшеничные отруби (1:1) с яйцом и добавкой «фелуцена», а только глядя на других козлят. Мои едят, только за ушами трещит, а этот еле ротик раскрывает. Козлята едят, а я стою рядом и руку наготове держу, ятобы сразу в лоб дать тому нахалу, который посмеет Степашку от тазика с мешанкой оттеснить.
Каждый вечер в крольчатнике вешала пучок чеснока, два раза в день капала козленку в нос свежевыжатый сок столовой свеклы. Однако кашель и насморк не проходили. Долго не выветривался запах чужого козлятника и каких-то лекарств, которыми его, видимо, лечили на родной ферме.

В начале июня резко похолодало, и однажды по дороге с пастбища мы попали под дождь. Он был очень короткий, но Степашке было и этого достаточно, чтобы затемпературить и захрипеть. Вечером от отказался от молока. На ночь я его укутала. Полистала справочник по ветеринарии. Нашла все, что написано о пневмонии – воспалении легких. Описаны три вида ее, симптомы одинаковые, а лечение разное, поди разберись. Причем сказано, что все остропротекающие формы пневмонии кончаются гибелью животного. Жалко мне было беднягу. Я целовала его в носик и рыдала: «Степушенька, только не умирай!».

Утром у больного нос не дышал, глаза загноились, слышались хрипы со свистом из глубины легких. Он лежал и не вставал. Я вколола ему иммунофан и оставила в крольчатнике, а сама со стадом пошла на пастбище. Козы пасутся, а я кроликам траву рву. Рву и реву. И вдруг заметила, что мои козлята тоже с утра покашливают. Теперь я вынуждена была признать, что с фермы за 800 км от дома привезла больного и очень дорогостоящего козла, да еще и перезаразила своих коз. А ведь такая ферма, славится породным поголовьем! Вдруг меня осенило: а не применить ли мне к козлику метод Капустина?! Слезы сразу высохли, появились силы и желание действовать.

Метод Капустина был опубликован в газете «ЗОЖ» (здоровый образ жизни), и мне эту газету принесла одна из моих покупательниц козьего молока. Метод основан на том, что введение инородного белка стимулирует иммунную систему и организм сам начинает бороться с болезнью. Вот что говорилось в газете:»Опыт показывает, что живое вещество куриного яйца приносит либо полное излечение, либо заметное облегчение многим больным, не поддающимся медикаментозной терапии. Противопоказаний метод практически не имеет, кроме слабости сердечной деятельности… Введение можно проводить и до 8 раз с продлением срока лечения до 8 недель. Достигнуты хорошие результаты при заболевании матки и придатков, при аденоме простаты у мужчин, при трофических язвах голени, гастрите, ревматизме, артрозе, мастопатии, истерии, бронхиальной астме, при атрофии зрительного нерва, куриной слепоте и старческой катаракте…В лечебных целях можно использовать только самое свежее оплодотворенное куриное яйцо. Смесь яйца с физиологическим раствором 1:3, то есть на 1 яйцо 150 мл физраствора, можно хранить в стакане, накрыв стерильной салфеткой, не более 2-х часов. Лечебная доза: до 1 года – 0,5 мл, 1-2 года – 1 мл, 2-4 года – 1,5 мл, 4-5 лет – 2 мл, 6-8 лет, 3 мл, 8-10 лет – 3,5 мл, 10-12 лет – 4мл. стандартная доза для взрослых – 5 кубиков. Приготовить стакан на 200 мл, шпатель, пинцет, шприц на 5 мл, иглы к нему, стерильный физиологический раствор и стеклянную палочку 10 см. скорлупу свежеснесенного куриного яйца обработать спиртом. Тщательно вымыть руки. Скорлупу разбить стерильным шпателем, затем отверстие увеличить, обламывая его изнутри стерильным пинцетом. Содержимое яйца вытряхнуть в стерильный стакан, белок и желток размешать палочкой, затем постепенно добавлять физраствор (150г) и довести до получения однообразной по цвету жидкости. Смесь набрать в стерильный шприц (5мл для взрослых), надеть иглу. Место введения обработать спиртом и ввести внутримышечно».
Еще одна моя покупательница козьего молока сообщила мне, что для лечения катаракты сделала себе 8 уколов по одному в неделю и через полгода вдруг обнаружила, что у нее зрение не только перестало падать, но даже немного улучшилось. После всех этих сведений я решилась на такую же инъекцию моему бедному козленку. Вечером «поймала» тепленькое яйцо в гнезде, а дальше действовала по инструкции. Козленку внутримышечно ввела 1 мл раствора. Ночью два раза ходила в сарай, со страхом ждала, не начнется ли сепсис. Но утром Кинг-Степашка выпил немного молока, и мы все пошли на пастбище. А через день опять попали под дождь, и снова у Степашки засвистело в носу и горле. Ирма прошлогоднего рождения двое суток провалялась с температурой, не ела и не пила, Кузя, четырехлетний козел, закашлял и засопел, двухлетняя Лейла вообще стала задыхаться, кашляла так, словно хотела выплюнуть свои легкие, к тому же и удои ее упали с 6 до 1,5 литров.

На ночь глядя, на велосипеде поехала на квартиру к ветврачу. Он меня внимательно выслушал и предположил диагноз – парагрипп. Прописал гентомицин (антибиотик широкого спектра действия) внутримышечно. Задумчиво заметил, что парагриппом у нас болеют только телята.
Дома почитала кое-что про эту болезнь и по совету из справочника развесила по всему сараю пучки измочаленного чеснока и тряпки, намоченные в спирте и скипидаре. Проделывала это четыре вечера, после чего сарай закрывала. Козленку хуже не стало, и я начала инъекции по Капустину. На третий день после укола он стал есть, а не лизать, как прежде, и рот у него впервые за 1,5 месяца как следует открылся. На четвертый день исчез запах гноя, глаза очистились. На седьмой день я всем козам сделала такой же укол: Кузе и Лейле – по5 мл, Ирме – 4мл, трехмесячным козлятам – по 1мл. через неделю глаза у всех стали нормальными, а то после того, как начали кашлять, они были такие же странные, как у Сепашки. Все, кроме Лейлы, стали есть, а Кузя даже перестал кашлять и сопливиться. Кузе хватило одного укола, Ирме – 2, козлятам – 4, Степашке – 5. А вот Лейла прямо задыхалась, на нее страшно было смотреть. Она дышала открытым ртом и бока у нее ходили ходуном. Я сделала ей 4 укола по одному в неделю, но ей не становилось лучше, удои упали до двух стаканов в день, и я перестала ее доить.

Позвонила на ферму, где купила козлика. Мне сказали, что Кинга они ничем не лечили, от него не могло пахнуть лекарствами, возможно, у него глисты, а от этого не умирают. Не поверила я в глисты, но все же купила вальбазен и дала его с кормом из расчета 2 мл на 1 кг живого веса. Вычистила козлятник, крольчатник и курятник, вывезла навоз. После глистогонного Лейле стало совсем плохо. Позвонила ветврачу, посоветовал проколоть ее антибиотиками. В общем, зарезали мы ее. Отвезла внутренности в ветлечебницу. Одно легкое вросло в диафрагму. Два врача сказали, что это врожденная аномалия, но с таким легким коза бы еще пожила, если бы не заболевание. Глисты были несущественны.
Через три недели снова дала козам глистогонное по 4 мл на 1 кг их веса и опять все сараи вычистила, полы посыпала свежими опилками. К концу сентября молодые козлы перестали кашлять и насморк сильно ослабел. Кузя и Ирма поправились раньше. Я успокоилась и перестала худеть от переживаний (за лето сбросила 10 кг). И все же не могла забыть, что из-за того, что купила больного козлика, я потеряла двух хороших дойных коз.

Кинг-Степашка округлился, по росту догнал моих козлов, но по весу – нет. Мои были сильнее, выносливее, нахальнее, тогда как Степашку изводила болезнь. Зарезали одного козленка, никаких глистов у него не обнаружили, значит, не в них было дело.
Считают, что куриное яйцо наиболее целебными свойствами обладает весной до июня и осенью до заморозков. Так что если Степашка к весне совсем не поправится, я смогу курс лечения по Капустину довести до конца и сделать ему недостающие три укола. Кстати, о методе Капустина. В той же газете были напечатаны откровения двух женщин, испытавших на себе этот способ лечения. После 8 уколов им стало легче, но полного выздоровления не произошло, поэтому они сделали себе девятый укол. Пишут одинаково: «Мне было так плохо, думала, умру». Значит, девятый укол делать нельзя.

Тамара Дмитриева,
Г.Мичуринск,
Тамбовской обл.

«Дворовая живность и хозяйство», вып. 2(38), 2004, 20-22с.